Народ проти Держкіно. Як громадськість обговорювала Експертну комісію, корупцію та мертві душі…

1464846750

31 травня 2016 року відбулося чергове засідання Громадської ради при Державному агентстві України з питань кіно, під час якого обговорили питання принципів формування та діяльності Експертної комісії з питань розповсюдження і демонстрування фільмів при Держкіно.

Нагадаємо, що на своєму засіданні 25 квітня 2016 року Секретаріат Правління НСКУ висловив підтримку членам НСКУ Оксані Волошенюк, Людмилі Новіковій, Ользі Пашковій, Людмилі Серебреніковій, Сергію Васильєву, Георгію Черкову, Олексію Першку та Аліку Шпилюку, які брали участь у роботі Експертної комісії, та рекомендував їх до нового складу Експертної комісії, який нині формує Держкіно.

Після персональних узгоджень із вказаними членами Спілки, до Держкіно було спрямовано документи Оксани Волошенюк, Людмили Серебренікової, Сергія Васильєва, Георгія Черкова та Аліка Шпилюка. Людмила Новікова повідомила, що не буде брати участь у складі роботи нової Експертної комісії. Так само документи не подала Ольга Пашкова. Натомість, Олексія Першка було висунуто дистрибуторською компанією «Артхаус Трафік».

Подаємо репортаж видання «Медіаняня» із засідання Громадської ради при Держкіно.

Моя мудрая бабушка не раз советовала не будить лихо, пока оно сидит в укромном уголке. Потому что лихо спросонья – зрелище не для слабонервных. Впрочем, я нервами крепка, а для вас, дорогие мои подопечные, готова пройти хоть огонь, хоть воду, хоть слушания Общественного совета при Госкино. Поскольку заседание продлилось три часа, усаживайтесь поудобнее и готовьтесь слушать.

Перед любой сказкой нужна присказка, поэтому напоминаю: вышел на телеканале «Украина» стосерийник «Не зарекайся». Как раз к середине его, в 66 эпизоде, случился казус – общественности не понравилось сценарное решение. Что именно происходило, я вам уже рассказывала в подробностях, так что не буду повторяться. Но в результате Филипп Ильенко распустил Экспертную комиссию, также известную как Прокатную (чтобы не путаться – при Госкино работают сразу две Экспертные комиссии). Значится, потеряли те кредит доверия общественности (кто такие эта общественность, мы еще рассмотрим).

Редко когда мне доводится провести вечерок, наблюдая демократию в действии, но когда я узнала, что Общественный совет при Госкино (орган, контролирующий чиновников Госкино, который должен был как минимум выдать рекомендацию, распускать комиссию или нет) вынес на повестку дня обсуждение кандидатур номинантов в новый состав Прокатной комиссии, тут же побежала смотреть, кого будут бить.

И не прогадала, так что переходим к собственно сказке.

«А есть ли кворум?» – спрашивал каждые пять минут глава Госкино Филипп Ильенко.

За полчаса еле-еле наскребли 10 членов Общественного совета. Всего, между прочим, членов в Общественном совете 32.

Пока общественность неспешно подтягивалась по одному вершить демократию… Все собиралась и собиралась… И только юристы были спокойны и довольны – что им, месяцами прождавшим у залов судебных заседаний, какой-то час в приятной компании?

За это время развернулась любопытнейшая дискуссия. Простите, что подслушивала, но скучно же целый час ждать:

– У нас тут полсовета «мертвых душ». В который раз уже поднимаем вопрос, что нужно их исключить!

– Нет у нас такой процедуры, исключать.

– А вот есть у нас член, который самоотвод написал и подал. Его-то хоть исключить могли?

– Нет такой процедуры! – настаивал глава совета Филиппов. Видать, не очень любит он кворумы.

– Да сколько можно! Если кворума опять не будет, на кой бес этот Общественный совет! – это уже Филипп Ильенко возмутился. Правда, потом остыл и напомнил всем журналистам, что он пошутил, у главы Госкино полномочий разгонять еще и заинтересованную общественность нет. Ну, на нет и суда нет.

Впрочем, решение какое-то принять по поводу прогульщиков-рецидивистов все же согласились.

Несмотря на то, что в повестке дня первым вопросом стоял именно Экспертный совет и номинанты в него, Владимир Филиппов, пока ждали члена Общественного совета Дениса Маслкова (который, придя, зараннее предупредил, что с 8 апреля не работает в Ассоциации продюсеров Украины, поэтому не обидится, если его за это исключат из совета), решил перетасовать темы для обсуждения, и первой завести дискуссию, поднятую в соцсетях именно Масликовым.

Суть вопроса – кумовство по-украински. На восьмом конкурсе-питчинге Госкино презентовались два проекта компании «Татофильм». Андрей Ящишин, первый заместитель главы Госкино на тот момент, подписал программу производства, в которую включил два проекта «Татофильм» (Андрей Ящишин подписывал контракты на производство двух фильмов компании «Татофильм», которые стали победителями седьмого питчинга Госкино. – НСКУ). По странному стечению обстоятельств, компания «Татофильм» зарегистрирована на его дочь Екатерину, а продюсером фильмов была экс-супруга Ящишина Елена Ершова. Удивительно, но на этот конфликт интересов даже отреагировала – в кои-то веки – антикоррупционная прокуратура: суд признал Андрея виновным, запретил занимать руководящие должности в госорганах и оштрафовал.

Вместо того, чтобы пойти прямым путем, сняв свои проекты из программы и переподав их на девятый конкурс (который Госкино, напоминаю, уже объявил), Елена Ершова передала их другой компании – «Инсайт медиа», оставшись, впрочем, продюсером на обоих. То есть по сути просто сменила обложку. Пока Денис Масликов, поднявший эту тему, отсутствовал, вопрос попытались быстро решить.

Но даже своевременное появление Масликова не помогло – сторону «Татофильм» представлял юрист, который ловко не ответил ни на один вопрос и предложил встретиться в суде, если у кого возникнет такое желание. Спойлер: свиданий никто не назначил (ни в суде, ни в более романтичной обстановке). А такой видный мужчина!

Впрочем, Владимир Филиппов, которого за себя и того парня, то есть «Инсайт медиа», обвинили в коррупции потому, что он «унаследовал» Елену Ершову и ее проекты, и Филипп Ильенко, которого обвинили в коррупции заодно со всем Госкино, тоже грудью бросились на баррикады. В общем, вопрос коррупции – была она или нет, и почему все так непрозрачно, и почему заседание Экспертной комиссии (Питчинговой, не путать с Прокатной), на котором решили сменить продакшен, прошло за закрытыми дверьми – остался нерешенным.

Принятие решения – «взять ситуацию к сведению». Ну прям как Нацсовет, ей богу.

Наконец-то пришло время вопроса, ради которого собрались – что делать с номинантами в Экспертную комиссию? Брать всех или все-таки определить хоть какие-то вменяемые критерии отбора? Не Общественный же совет, а Экспертная комиссия, то есть в состав нужны эксперты, а не общественность…

Но не тут-то было. Филипп Ильенко биографические справки каждого из номинантов так и не озвучил – мол, еще не согласовали с кандидатами, можно ли их биографию обсуждать. Как же можно решить, подходит ли человек Экспертной комиссии (а она – ему), если о нем ничего неизвестно?

А никак. Оказалось, переходить на личности и обсуждать, ху из ху, никто не будет. Поэтому Общественный совет почти час потратил на совершенно беспредметную дискуссию – должны ли в Экспертном совете быть эксперты, а если человек проработал в киноиндустрии пять лет, но гафером, то разве ж он эксперт? И вообще, зачем нам эксперты, давайте возьмем людей с ограниченной мобильностью, пускай они прокатки выдают. А то, что предыдущий состав пустил в прокат Гаспара Ноэ, запомним как исторический курьез.

Выбирать членов придется из вот этих сорока с лишним людей (кстати, если увидите в списке Людмилу Новикову, вычеркивайте – она отозвала свою заявку). Впрочем, вам, надеюсь, не особенно интересно читать про абстрактные обсуждения абстрактных критериев и предложений, воплотить которые в жизнь можно будет, если вдруг разгонят еще один состав Прокатной комиссии. 

– Вот какие критерии, если надо порекомендовать 20 из 43?

– В Украине – кризис профильного кинообразования! Никто из профессионалов на киношника не учился!

– Да и опыт работы мало о чем говорит, мало ли, кто мнит себя в чем-то экспертом!

– Хорошо бы, чтобы у экспертов вообще было высшее образование. Навыки критического мышления, – предложил глава Госкино. Филипп Юрьевич, первое второго не гарантирует.

Кстати, о предложениях главы Госкино. Филипп предложил включить в список как экспертов «общественные организации, которые занимаются мониторингом». Поначалу я удивилась – Nielsen и TNS никоим боком не общественные, а «Детектору Медиа» никакие оговорки про мониторинг не нужны… А потом сообразила, что движение «Вiдсiч» любит направо и налево заявлять, что они проводят собственный мониторинг украинского телеэфира. Впрочем, никто так и не смог мне объяснить, что за методологию и технологию они используют, сколько людей и как проводят мониторинг, публикуют ли результаты или хотя бы по каким критериям мониторят эфир. Так что, уж простите, я как-то больше доверяю отделу мониторинга при аппарате Нацсовета. Одно понятно – очень уж сдружился глава Госкино с Сергеем Осначем, и Экспертная комиссия будет без него уже не торт.

«Медиа Группа Украина» – косвенный виновник разгона предыдущего состава комиссии – вообще предложила, чтобы экспертов набирали из юристов. Ох, представляю я себе эти заседания…

Оксана Исидорова и Ольга Пантелеймонова предложили от имени Украинской Телеакадемии целый список критериев. Цитирую:

1. Бути громадянином України;
2. Бути безпартійним;
3. Мати повну вищу освіту;
4. Досвід роботи не менше п’яти років у сфері телебачення і кінематографії, або в редакції газет і журналів, науково-дослідних інститутах, навчальних закладах, діяльність яких, пов’язана з кіномистецтвом чи телевізійною галуззю;
5. Кандидат на члена Експертної комісії може бути самовисуванцем або рекомендований, як представник від громадського об’єднання, громадської організації (асоціацій об’єднань підприємств), що діє у сфері телебачення та кінематографії не менше трьох років.
6. Кандидат на члена Експертної комісії надає згоду на публічне розкриття повної інформації, щодо своєї особи та професійної діяльності у відповідності до критеріїв визначених п.5. на етапі подачі заяви як кандидат і впродовж всієї роботи як член Експертної комісії.
7. Під час відбору і затвердження кандидатів на члена Експертної комісії має бути забезпечена відсутність родинних зв’язків серед кандидатів або кандидатів з працівниками Державного агентства з питань кіно, членами Колегії Держкіно, членами Громадської ради при Держкіно.
8. Кількість членів експертної комісії має становити 20 осіб, при цьому 2/3 від кількісного складу Комісії повинні мати досвід роботи в кіно-телеіндустрії.
9. Обрання членів Комісії здійснюється Головою Держкіно з кандидатів, які запропоновані чинними діячами у сфері телебачення та кінематографії та затвердженими Громадською радою при Держкіно.

Глава ИТК Сергей Семкин (кстати, кандидат в Экспертную комиссию) предложил свои критерии. Впрочем, никого это не смутило.

Какое решение в итоге принял Совет? А никакого. Взять за основу предложенные критерии, додумать и вернуться к обсуждению потом. Удаленно, чтобы не было вот тут вот приключений с кворумом.

Кстати, о кворуме. Последний вопрос – исключать ли «мертвые души», кто они такие, и как собрать Совет без приключений – все радостно проголосовали почти без обсуждений. Исключили всех, кто не посещал без уважительной причины три заседания подряд. Таких насчиталось ровно три человека (плюс, наконец, исключили и тех, кто просил самоотвод). Засим собрание хронических прогульщиков распрощалось (и постановило в следующий раз попытаться собраться в сентябре – летом, во время праздников, нереально же).

А Госкино в лице Филиппа Ильенко перенесло принятие решения по личному составу Экспертной комиссии (которая прокатная) на неделю, до 7 июня. Надеюсь, к тому моменту появятся биографии кандидатов и критерии отбора. А то, признаюсь, пока что все это немножечко смахивает на профанацию.

Фото Кирила Авраменка

«Медіаняня», 1 червня 2016 року